Работа с больными как дело жизни. Подводные камни

Рубрики СтатьиОпубликовано

детиоЧасто на сеансы приходят люди с вопросом, который примерно звучит так — «что делать дальше, куда пойти работать/ учиться?» Еще раз обращаю внимание читателей на тот факт, что на данный вопрос прямого ответа нам никто не даст. Мы находимся в экспериментальной зоне свободы воли, где проходим экзамен на звание творцов, и сами должны формировать свою реальность, без шпаргалок свыше. Могут дать определенную наводку, но не более и далеко не всегда.

Кроме своей основной работы в финансах, подопечная также работает в благотворительном детском фонде и хотела узнать о своем дальнейшем направлении и выборе. Всю жизнь испытывала тягу к медицине, но пошла по пути финансиста, чем не очень довольна. Сеанс интересен тем, что даже в условиях недопонимания происходящего среднестатистическими гражданами (пациентами), с ними нужно вести работу по информированию, а не пускать все на самотек. Помогать расширять сознание и понимание причиннно-следственных связей, а не просто подавлять симптомы болезней.

Перед прочтением напоминаю, что любые высказывания хранителя касаются лично подопечной и могут абсолютно не вписываться в чужие реальности. Это, прежде всего, касается некоторых знаний, к принятию которых один человек может быть готов, а другой – нет!

В: почему такой сильный уклон на медицину у тебя? Ты не первую жизнь этим занимаешься?
О: Я не первую жизнь должна быть врачом, всегда иду не туда.
В: То есть тебе сейчас, по сути дела, сказали, что ты должна быть врачом в этой жизни?
О: Я опять не успела. Но, может быть, в следующей жизни я всё-таки дойду до этого.

В: Тебе это может понадобиться, потому что возможна болезнь кого-то из родных или близких?
О: Нет, я смогу сделать много хорошего, если совсем углублюсь. В плане помощи.
В.: В плане помощи ты уже и так много делаешь…

О: Нет, всё неправильно. Говорит, очень большая эмоциональная вовлечённость, и из-за этого низкий КПД. Меньше сопереживать, больше делать.
В: Хорошо, те методы, которыми пользуется медицина на сегодня, как он на них смотрит вообще?
О: Говорит, давно есть лекарство от рака. Наша традиционная медицина может помочь, большие деньги мешают, не хотят.
В: Ну это да, это естественно. Потом почитаешь сегодня на блоге, я как раз по это выкладывал (https://metaisskra.com/blog/rukovodstvo-k-samounichtozheniyu-astma-spid-rak-i-prochie-marazmy-sovremennoj-mediciny/).

О: Я спрашиваю, можно ли всем этим детям помочь, он говорит можно.
В: А можно ли узнать у него, какие методы наиболее действенны в данном случае?
О: Он говорит, что все существующие комбинации лекарств помогут, их неправильно применяют, и это делается специально.
В: имеется в виду народная медицина, которая не подразумевает вложение в лекарства?
О: Нет-нет-нет, традиционные лекарства, химиотерапия. Всё что сейчас есть уже может помочь, применяется непоследовательно. Когда жадность людей станет меньше и проснётся совесть, лечение всплывёт.

clipboard01Пациентов детской больницы штата Пенсильвания (США) удивило появление сразу четырех супергероев с внешней стороны окон палат

В: Ок. Но, допустим, гипноз — то же самое… насколько мне известно, он помогает.
О: Рак взрослых и рак детей имеет разные цели. Взрослым поможет, да, детям — нет. Взрослые — прижизненное наказание, дети — наказание за прошлую жизнь. Рак у детей — это отработка за прошлую жизнь, и вы не можете понять причину со следствием.
В: Так в этом-то гипноз и помогает. Взять ребёнка, погрузить его, спросить…
О: Нет, — говорит, — здесь всё сложнее. И мне не понять, он ещё раз говорит. Я неправильно оценивала эту ситуацию.
В: Причинно-следственные связи, или что?
О.: Да.
В: Хорошо. Хранитель, скажи, пожалуйста, то, что К. не совсем правильное занятие выбрала в своей жизни — это понятно, а вот нужно ли развиваться в направлении медицины сейчас, уходить с главной работы?
О: Нет, поздно.
В: Просто участвовать в работе фонда, или как?
О: Меньше чувств, больше дела.
В: Какого именно дела он ожидает в твоём случае?
О: Есть способности сделать масштабный фонд и привлечь деньги. Не распыляться, выбрать большой онкоцентр, сотрудничать.
В: Этот фонд только детей касается, правильно я понимаю?
О: Нет, нельзя так, взрослых тоже.
В: То есть просто спонсировать большой онкоцентр?
О: Да.
В: Ок, народная медицина, экстрасенсорика и т.д., нужно ли это привлекать?
О: Можно, но не афишировать, иначе не будет потока спонсоров.
В: Хорошо. Такие вещи как гомеопатия могут использоваться в раковых заболеваниях?
О: Да, но мало гомеопатов, много шарлатанов, очень много, процентов 90.

В: можно ли навлечь на себя болезнь из-за постоянного переживания за подопечных детей?
О: Да, не надо сопереживать сильно, не говорить «мне жалко», просто помогать. «Мне его жалко» тянет негатив на себя.
В: Сострадание заставляет тебя страдать вместе с человеком?
О: Нет, не сухость, помогать, сопереживать, но разумно. Нужно объяснять людям причинно-следственные связи такого рода болезней, это очень важно.

В: Но как может ребёнок, допустим трёхлетний, определить причину в прошлом? Можно ли его спросить, будет ли он помнить?
О: Родителям объяснять.
В: Понятно, а если ребёнок 4–5–летний, можно ли его спросить о своей прошлой жизни, почему он так сильно болеет? Будет ли он это знать?
О: Он может знать, но гипноз… сложно с ребёнком.
В: Нет, не гипноз, а просто в обычном состоянии спросить?
О: Не всем детям открыто знание. Зависит от того как решат, надо ли.

В: Но в большинстве своем, неужели не лучше, чтобы человек знал, для чего ему это дано?
О: Он потом поймёт. Надо объяснять. Надо давать информацию родителям, чтобы была настороженность, чтобы раньше узнавали. Писать надо, передачи делать, использовать связи на телевидении, распространять информацию и побуждать к её передаче, работать с врачами на базе больницы.
В: Но ведь многие врачи не верят в причинно-следственные связи.
О: И не надо, просто рассказывать людям о том, что надо ходить к врачам чаще, не бояться симптомов. Онконастороженность, объяснять родителям, что должно насторожить. Что-то типа просветительской работы научно-популярной. Активней, и пойдёт..

В: когда ты работаешь с детьми, с больными, большими группами людей и т.д., — нужно ли тебе ставить защиту при этом?
О: Да, надо ставить. Дети не забирают много энергии. Родители проблема, а не дети. Переживания родителей, их какая-то кармическая грязь, они питаются за счёт других людей, не хотят осознавать свою причастность к происходящему, обвиняют других во всём, в т.ч. и помогающих, а это… обвинения цепляются, высасывают энергию. Дети не при чём. Дети ничего не вешают на окружающих, они никого не обвиняют. В этом их отличие от больных взрослых, взрослые никогда не обвиняют себя, а только обстоятельства в жизни и окружающих.

По теме:

Практики | Сеансы | Обучение | Психология
Для новичков и среднего уровня | Для опытных практиков

Telegram  ВКонтактеВКонтакте YouTubeYouTube  Дзен


Реальность многомерна, взгляды на неё многогранны. Здесь показана лишь одна или несколько граней, каждая из которых должна рассматриваться как частный случай, описанный через личную призму убеждений, миропонимания и доступных знаний рассказчика в текущем моменте. Эта призма может не совпадать с вашей или существенно отличаться от общепринятых концепций, ибо каждый имеет право на свое индивидуальное восприятие реальности и точку зрения. Частное мнение рассказчика не обязано отражать другие мнения, знания, ожидания и «прописные истины», ибо истина безгранична, а реальность постоянно меняется. Берем свое и оставляем чужое по принципу внутреннего резонанса

При использовании материалов сайта ссылка на первоисточник обязательна

Теги: , , ,
Другие статьи по теме

Добавить комментарий